Статус нашла бы себе военного

^

Обеспечить реализацию прав, а также их защиту в военного случае нарушения призван такой элемент правового статуса, как гарантии. Гарантии принято разделять на общие и специальные (правовые). Правовые (юридические) гарантии – это закрепленные в законодательстве средства (способы), специальные меры, которые призваны непосредственно обеспечить реализацию правовых норм1. Понятие и система специальных (правовых) гарантий – вопрос сложный, его исследованию посвящено множество работ различных авторов2. Поэтому в рамках нашего исследования мы не будем рассматривать всю систему гарантий реализации правового статуса военнослужащих–женщин, принимая во внимание еще и то, что правовой статус военнослужащих–женщин основан на общем правовом статусе военнослужащих.

Одной из наиболее важных юридических гарантий прав и свобод граждан является судебная защита3. С принятием Закона Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»4 гражданину предоставлено право самому решать вопрос о направлении жалобы в суд либо в вышестоящий, в порядке подчиненности, орган5. Согласно Федеральному конституционному закону «О судебной системе Российской Федерации»6 судебную власть в войсках и органах, где законом предусмотрена военная служба, осуществляют военные суды, действующие в соответствии с Федеральным конституционным законом «О военных судах в Российской Федерации»1. Особая роль в защите прав и свобод граждан отводится Конституционному Суду Российской Федерации2.

В решении задачи защиты прав и свобод военнослужащих и обеспечения законности важную роль играет прокурорский надзор. Правовые средства прокурорского надзора за соблюдением прав и свобод военнослужащих закреплены в Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации»3.

Важность защиты прав несомненна, однако, необходимо не только защищать права в случаях их нарушения, а в первую очередь предотвращать такие нарушения, устраняя их причины и условия. Одной из причин нарушения правовых норм может являться их несовершенство. В системе правовых гарантий Ю.И. Мигачев справедливо выделяет такую разновидность гарантий законности, как полнота и эффективность юридических норм, адекватно отражающих основные закономерности и тенденции развития общества4. Своего рода индикатором, «лакмусовой бумажкой», свидетельствующей о неэффективности правового регулирования, является количество нарушений правовых норм.

Как мы уже упоминали выше, гарантом обеспечения законных прав и интересов военнослужащих являются военные суды. В последние годы значительно возросло количество военнослужащих–женщин, обратившихся в суды за защитой своих прав1, что, впрочем, объясняется существующей в настоящее время тенденцией общего увеличения числа обращений военнослужащих в военные суды2. Во время проведения Главной военной прокуратурой проверки исполнения законов, направленных на обеспечение социальной защиты, безопасных условий службы и прав женщин в армии, было выявлено около 3000 нарушений прав военнослужащих–женщин3. Нарушения связаны с привлечением военнослужащих–женщин к службе сверх установленной продолжительности служебного времени, привлечением к несению службы в нарядах женщин, имеющих малолетних детей, т.е. с несоблюдением положений законодательства об охране семьи, материнства и детства. Таким образом, мы можем говорить о наличии затруднений, связанных с реализацией прав военнослужащих–женщин.

Для того чтобы определить наиболее распространенные трудности, связанные с реализацией прав военнослужащих–женщин, обратимся к результатам социологического исследования по вопросу нарушения прав данной категории военнослужащих4.

Более 60% опрошенных отметили, что постоянно сталкиваются с мнением, что женщинам не место на военной службе. Доля респонденток, считающих, что их права нарушаются, составила 8,7%. Около 60% опрошенных затруднились ответить на вопрос о нарушении их прав. Среди наиболее распространенных видов нарушений опрошенными были названы: грубость и хамство со стороны командиров и сослуживцев–мужчин; отсутствие форменной одежды для военнослужащих–женщин; привлечение к сверхурочным работам и несению службы в составе суточных нарядов; ненормированный рабочий день; задержки с выплатами денежного довольствия, компенсаций и пособий, в том числе и на детей; сложности, связанные с устройством детей в дошкольные учреждения; необоснованные отказы и задержки в предоставлении жилья. Можно отметить, что из вышеперечисленных видов нарушений только некоторые можно отнести к фактам дискриминации по половому признаку. Все остальные касаются нарушений прав военнослужащих в целом, независимо от их половой принадлежности.

Для уточнения степени распространения дискриминационной практики в отношении военнослужащих–женщин респонденткам было предложено ответить на вопросы, касающиеся конкретных нарушений их прав по признаку пола (см.: Приложение 4). В результате опроса выяснилось, что примерно треть опрошенных сталкивается с дискриминацией при продвижении по службе. Военнослужащим–женщинам реже, чем мужчинам, предоставляется возможность повысить уровень образования и профессиональную квалификацию. Респондентки отметили, что женщинам реже поручают ответственную работу, что, по их мнению, не позволяет им в полной мере раскрыть свои способности. Также распространены нарушения, связанные с предоставлением жилья, хотя, по нашему мнению, данные нарушения носят общий характер и распространяются и на военнослужащих–мужчин.

В ходе исследования также ставился вопрос о равенстве мужчин и женщин при прохождении военной службы. Примечательно, что если большинство участниц опроса высказались за равные возможности при поступлении на военную службу, при присвоении воинских званий, выборе места службы и специальности и направлении на учебу (более 80%), равенство при назначении на должность и определении объема должностных обязанностей (73,5%), то, что касается вопроса привлечения женщин к несению внутренней службы – за равенство с мужчинами высказались менее половины опрошенных. Причем, за равенство при распределении обязанностей выступили преимущественно офицеры, незамужние (особенно младшего возраста) и не имеющие детей женщины.

По мнению 29,9% опрошенных при организации службы женщин необходимо учитывать их физиологические и психологические особенности, их репродуктивную функцию. Большое значение участницы опроса придают реализации права на охрану здоровья и медицинскую помощь, на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены.

Как свидетельствуют результаты данного социологического исследования, основной проблемой является противоречие между репродуктивной функцией женщины, ее семейными обязанностями, с одной стороны, и выполнением обязанностей военной службы, поддержанием боеготовности и боеспособности воинских частей – с другой стороны. На наличие данного противоречия указывают также ряд ученых1. В связи с этим приведем высказывание начальника одного из управлений Генерального штаба: «Современное законодательство об охране материнства и детства наделяет женщин–военнослужащих всеми правами по воспитанию ребенка. Вроде бы правильно, а на деле доходит и до курьеза. Даже у нас в Генштабе есть дама в погонах, которую мало кто видел. Она сначала родила одного ребенка, потом … – второго. Все это время она числится на службе, получает очередные воинские звания. Выйдет из отпуска по уходу за ребенком, а там и до пенсии недалеко. Пока такое положение будет сохраняться, женщины в армии будут на вторых ролях в силу объективных причин»2.

Репродуктивная функция является естественной для женщины. На военную службу принимаются женщины в возрасте от 18 до 40 лет3. Возраст приема на военную службу совпадает с тем периодом в жизни женщины, когда наиболее вероятно рождение детей. Поэтому вполне естественно, что большинство военнослужащих–женщин используют отпуска по беременности и родам и по уходу за ребенком. Безусловно, в больших подразделениях, где количество военнослужащих–женщин незначительно, это не вызывает серьезных проблем. Однако для подразделений, где женщины занимают большое количество должностей, использование этих отпусков неизбежно приведет к значительному увеличению служебной нагрузки на остальной личный состав. Особую актуальность данная проблема приобретает для органов пограничного контроля, учитывая, что основную часть личного состава в них составляют военнослужащие–женщины. Как мы уже отмечали, реализация в органах пограничного контроля предусмотренного законодательством права на перерывы для кормления ребенка затруднена в силу объективных причин. Поэтому эффективность правового регулирования порядка предоставления отпусков по уходу за ребенком приобретает особое значение.

Порядок предоставления отпусков по беременности и родам и по уходу за ребенком регламентируется ст. 32 Положения о порядке прохождения военной службы. По желанию военнослужащей–женщине может быть предоставлен отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет. Во время нахождения в этом отпуске за военнослужащим сохраняется место военной службы и воинская должность. При этом военнослужащие–женщины в период нахождения в отпуске по уходу за ребенком не имеют права на получение денежного и натурального довольствия. Период нахождения в отпуске засчитывается в выслугу лет, а также в срок выслуги в присвоенном воинском звании. Наличие ребенка у военнослужащей–женщины в качестве основания для увольнения с военной службы законодательством Российской Федерации не предусмотрено, и командование не имеет права увольнять с военной службы военнослужащих–женщин по этому основанию. Военнослужащие–женщины, находящиеся в отпуске по беременности и родам или в отпуске по уходу за ребенком, не могут быть исключены из списков личного состава воинской части1.

В гражданском секторе существует аналогичный порядок предоставления отпусков по беременности и родам и по уходу за ребенком. В соответствии со ст. 256 ТК РФ на период отпуска по уходу за ребенком за работником сохраняется место работы (должность). На данную должность может быть временно принят другой работник, заключивший срочный трудовой договор2. В принципе, для временного замещения невакантных воинских должностей могут быть приняты на работу лица из числа гражданского персонала на условиях срочного трудового договора3. Но далеко не все воинские должности могут быть замещены гражданским персоналом, а только те из них, которые включены в соответствующие перечни воинских должностей4. Учитывая, что большинство должностей в органах пограничного контроля в данные перечни не входят, то возможность привлечения на эти должности гражданского персонала практически исключена. В таком случае остается воспользоваться институтом временного исполнения обязанностей по воинской должности. Данный институт предусмотрен п. 2 ст. 43 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и регламентирован ст. 12 Положения о порядке прохождения военной службы.

Положением о порядке прохождения военной службы предусмотрено, что в случае служебной необходимости на военнослужащего может быть с его согласия возложено временное исполнение обязанностей по равной или высшей невакантной воинской должности на период нахождения занимающего ее военнослужащего в отпуске по уходу за ребенком. В этом случае военнослужащий освобождается от исполнения обязанностей по занимаемой воинской должности, но от занимаемой воинской должности не освобождается1. Возникает вполне закономерный вопрос: а кто же в таком случае будет выполнять обязанности по воинской должности этого военнослужащего? Безусловно, существует возможность временного возложения обязанностей по этой должности на третьего военнослужащего и так далее. Представляется, что это не лучший выход из сложившейся ситуации. Ведь от «перекладывания» обязанностей с одного военнослужащего на другого общее количество военнослужащих в воинской части не возрастет, а возможности восполнить нехватку личного состава нет, так как отсутствуют вакантные воинские должности. То есть получается, что формально подразделение укомплектовано полностью, вакантных должностей нет, но количество военнослужащих, которые фактически могут быть привлечены к исполнению обязанностей военной службы, меньше, чем предусмотрено штатом. Служебная нагрузка при этом меньше не становится. Конечно, решать данную проблему надо, но, как мы считаем, идти надо не по пути отмены отпусков по уходу за ребенком или установления запрета на рождение детей в период прохождения военной службы2, а по пути пересмотра порядка предоставления данных отпусков.

В первой главе нашего исследования мы отметили, что проблемы, связанные с предоставлением военнослужащим–женщинам отпусков по беременности и родам и по уходу за ребенком, возникают во всех странах, где женщинам разрешено поступать на военную службу. Оптимальным вариантом решения данной проблемы нам видится порядок, принятый во Франции3. Институт, напоминающий предусмотренное французским военным правом «временное увольнение», существует и в российском военном праве. Речь идет о приостановлении военной службы. Военная служба приостанавливается военнослужащим, избранным депутатами Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, депутатами законодательных (представительных) органов субъектов Российской Федерации, главами исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, депутатами представительных органов местного самоуправления и главами муниципальных образований и осуществляющим указанные полномочия на постоянной основе, а также военнослужащим, осуществляющим указанные полномочия членов Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации1.

Глагол «приостановить» означает остановить, задержать на некоторое время2. Институт приостановления известен ряду отраслей права, например, в гражданском праве предусмотрено приостановление срока исковой давности3. Из ст. 45 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» и ст. 19 Положения о порядке прохождения военной службы следует, что приостановление военной службы влечет для военнослужащих, которым она приостановлена, существенные изменения в служебно–правовом положении. К таким изменениям можно отнести прекращение действия контракта о прохождении военной службы4 и освобождение от занимаемой воинской должности5. О приостановлении военной службы издается приказ по личному составу6.

Приостановление военной службы отличается от увольнения с военной службы тем, что такое приостановление не влечет исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части. В соответствии с п. 11 ст. 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» окончанием военной службы является дата исключения военнослужащего из списков личного состава части. Следовательно, с приостановлением военной службы она не оканчивается в отличие от увольнения с нее.

Срок приостановления военной службы засчитывается военнослужащим в выслугу лет и в срок службы в присвоенном воинском звании, однако, в период приостановления военной службы очередное воинское звание военнослужащим не присваивается, поскольку они в этот период не занимают воинскую должность1.

Военнослужащие, проходившие военную службу по контракту, при прекращении оснований для приостановления военной службы имеют право продолжить военную службу или уволиться с нее2. С этой целью они представляют рапорт об увольнении соответствующему командиру (начальнику) не позднее одного месяца после истечения срока (досрочного прекращения) полномочий на выборной должности или прибывают в этот же срок к последнему месту своей военной службы, где их назначают на прежнюю или с их согласия на другую воинскую должность. С согласия военнослужащего ему может быть предоставлена воинская должность по иному месту военной службы3.

Таким образом, приостановление военной службы влечет за собой освобождение военнослужащего от занимаемой должности. Исходя из вышеизложенного, представляется целесообразным использование института приостановления военной службы при нахождении военнослужащего в отпуске по уходу за ребенком, учитывая большую продолжительность этого отпуска (до трех лет). Однако правовые последствия приостановления военной службы в случае ухода военнослужащего (независимо от его пола) в отпуск по уходу за ребенком должны отличаться от предусмотренных действующим законодательством1. Речь идет о зачете в выслугу лет периода, на который военная служба приостанавливается. Как было указано выше, период приостановления воинской службы засчитывается в выслугу лет, что немаловажно для пенсионного обеспечения2 и расчета процентной надбавки за выслугу лет. Данный период также засчитывается в срок службы в воинском звании.

Полагаем, что в случаях приостановления военной службы, связанного с отпуском по уходу за ребенком, время приостановления военной службы в срок службы в воинском звании засчитываться не должно. Если обратиться к истории развития законодательства, регламентирующего порядок присвоения воинских званий, то можно согласиться с мнением А.Е. Калинина, который в своем исследовании3 указал, что в царской, а затем и в советской России система воинских званий являлась стимулом надлежащего исполнения обязанностей военной службы и выполняла следующие функции: отражение заслуг, авторитета военной и специальной квалификации военнослужащего, его служебного стажа и служебного положения. Существующий в настоящее время порядок присвоения воинских званий привел к утрате первых двух функций системы воинских званий и частично третьей. Теперь для присвоения очередного звания необходимо соблюдение всего лишь двух условий: истечение срока службы в предыдущем воинском звании и соответствие присваиваемого воинского звания воинскому званию, предусмотренному по занимаемой воинской должности. Таким образом, выслуга в предыдущем воинском звании стала играть наряду с занимаемой должностью ключевую роль при присвоении очередного воинского звания. Само выражение «срок службы в воинском звании» подразумевает под собой, что военнослужащий в течение данного периода исполнял обязанности военной службы, накопил определенный служебный опыт и набрал служебный стаж. Считать нахождение в отпуске по уходу за ребенком исполнением служебных обязанностей не представляется возможным. Зачет данного периода в срок службы в воинском звании, как это делается в настоящее время, представляется нам нецелесообразным.

В военном праве статус лица, у которого приостановлена военная служба, детально не регламентирован. В Федеральном законе «О статусе военнослужащих» нет указания на то, распространяется ли его действие на данную категорию лиц. На наш взгляд, при определении правового статуса лица, у которого военная служба приостановлена, следует исходить из того, что приостановление военной службы является временным прекращением военно–служебных отношений1. Следовательно, лицо, для которого военная служба приостановлена, не имеет статуса военнослужащего, так как последний обусловлен именно военно–служебными отношениями. Соответственно, данной категории лиц не положено материальное обеспечение и социальные гарантии, закрепленные за военнослужащими. В настоящее время приостановление военной службы предусмотрено в случаях избрания депутатами Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, депутатами законодательных (представительных) органов субъектов Российской Федерации и т.д., данная категория лиц после избрания приобретает новый правовой статус и привилегии. Однако, если распространить институт приостановления военной службы на военнослужащих, находящихся в отпуске по уходу за ребенком, то, лишившись прав, социальных гарантий, положенных военнослужащим, данная категория не приобретет новых привилегий, и положение таких лиц будет существенно ухудшено. В частности, возникнут проблемы с обеспечением служебным жильем, медицинским обслуживанием и т.п., что недопустимо. Поэтому считаем необходимым, распространив на данную категорию лиц институт приостановления военной службы, указать, что за данными лицами сохраняется статус военнослужащих по контракту. Нами разработаны проекты изменений в федеральные законы «О статусе военнослужащих», «О воинской обязанности и военной службе» и в Положение о порядке прохождения военной службы, связанные с распространением на военнослужащих, находящихся в отпуске по уходу за ребенком, института приостановления военной службы (см. Приложения 5–7), а также проект инструкции о порядке предоставления отпусков по уходу за ребенком в органах федеральной службы безопасности (см. Приложение 8).

Безусловно, только изменив систему предоставления отпусков, невозможно полностью снять противоречия между необходимостью учитывать, с одной стороны, интересы военной службы, а с другой – обеспечить соблюдение нормативных правовых актов об охране семьи, материнства и детства. Нужен целый комплекс мер, направленных на преодоление этих противоречий. Мы считаем, что необходимо стимулировать возвращение военнослужащих–женщин к исполнению служебных обязанностей после рождения ребенка. В качестве таких мер стимулирования в пограничных органах может выступать премирование за досрочный выход из отпуска по уходу за ребенком на службу, установление, где возможно, гибкого регламента служебного времени для военнослужащих с семейными обязанностями, неполного рабочего дня. Все эти мероприятия, в конечном итоге, должны быть направлены на поддержку семей военнослужащих. Подобные предложения уже высказывались М.В. Щелкуновой, по ее мнению, такие меры помогут предотвратить увольнения сотрудников1. В частности, установление дополнительных выплат военнослужащим, не использовавшим (частично использовавшим) отпуск по уходу за ребенком, позволит военнослужащим–женщинам, имеющим детей, вернуться к выполнению служебных обязанностей, использовав указанные средства для оплаты услуг по уходу за ребенком.

Федеральный закон «О статусе военнослужащих» закрепляет отдельные социальные гарантии для членов семей военнослужащих. Например, п. 6 ст. 19 Федерального закона «О статусе военнослужащих» посвящен вопросам перевода (приема) членов семей военнослужащих в дошкольные и образовательные учреждения. В частности, за членами семей военнослужащих закреплено право при изменении места военной службы военнослужащих или при увольнении с военной службы переводиться в образовательные учреждения, ближайшие к новому месту военной службы или месту жительства. Детям военнослужащих по месту жительства их семей в первоочередном порядке могут предоставляться места в общеобразовательных и дошкольных образовательных учреждениях и летних оздоровительных лагерях независимо от форм собственности.

Ранее в п. 6 ст. 19 Федерального закона «О статусе военнослужащих»1 было предусмотрено, что детям военнослужащих–граждан по месту жительства их семей в первоочередном порядке предоставляются места в общеобразовательных и дошкольных образовательных учреждениях и летних оздоровительных лагерях независимо от форм собственности. Незначительно изменив формулировку о первоочередном порядке предоставления мест для детей военнослужащих в общеобразовательных и образовательных дошкольных учреждениях (далее – детских учреждениях), заменив слово «предоставляются» на словосочетание «могут предоставляться», законодатель, по сути, лишил данную социальную гарантию какого–либо смысла. Действительно, если формулировка с использованием слова «предоставляется» подразумевала с одной стороны, право военнослужащих на первоочередной прием их детей в детские учреждения, а с другой стороны – обязанность администрации соответствующих учреждений принимать детей военнослужащих в первоочередном порядке, то нынешняя редакция Федерального закона «О статусе военнослужащих» оставляет решение данного вопроса целиком и полностью на усмотрение администрации соответствующих учреждений. На наш взгляд, в условиях постоянной переполненности детских учреждений отмена первоочередного порядка предоставления мест в них детям военнослужащих существенно ухудшает положение семей военнослужащих, особенно той их части, где оба супруга состоят на военной службе, а также одиноких родителей. Как уже было отмечено при рассмотрении зарубежного опыта, одним из наиболее важных путей для снятия противоречий между служебной сферой и семьей является обустройство быта военнослужащих и развитие семейно–бытовой инфраструктуры. Если семьи военнослужащих обустроены в бытовом плане, развита система детских учреждений, то, соответственно, уменьшается отрыв военнослужащих от службы. По нашему мнению, при решении вопроса об устройстве детей военнослужащих в общеобразовательные и дошкольные учреждения надо идти не по пути фактического ограничения социальных гарантий, как это сделано в настоящее время, а вернуться к ранее существовавшей системе ведомственных детских учреждений. Это, во–первых, позволит решить вопрос с устройством детей военнослужащих в эти учреждения, а во–вторых, позволит согласовать график работы таких учреждений с регламентом служебного времени, в том числе, следует предусмотреть возможность их работы в выходные дни. Учитывая, что для органов пограничного контроля характерен сменный график несения службы, наличие таких учреждений приобретает особое значение. Особенно остро необходимость таких учреждений ощущается в крупных городах, при условии значительной удаленности мест проживания военнослужащих от расположения воинских частей, а ведь многие воздушные и морские пункты пропуска расположены именно в крупных населенных пунктах. Например, большая часть международных аэропортов, а соответственно, и воздушных пунктов пропуска расположена в областных и краевых центрах.

Решение большей части семейно–бытовых проблем мы видим в предоставлении служебного жилья военнослужащим либо на территории, либо в непосредственной близости от воинских частей или мест дислокации отдельных подразделений. Также вблизи от воинских частей должны располагаться дошкольные образовательные и общеобразовательные учреждения. Как мы уже указывали выше, детские сады (ясли) должны быть ведомственными, что позволит согласовать график их работы с регламентом служебного времени. Что касается обучения в общеобразовательных учреждениях, то должны быть заключены договоры между командованием части и администрацией ближайшего общеобразовательного учреждения о первоочередном приеме детей военнослужащих в данное учреждение и о создании на базе таких учреждений групп продленного дня. Формирование семейно–бытовой инфраструктуры при воинских частях позволит также решить проблему трудоустройства членов семей военнослужащих путем создания дополнительных рабочих мест.

Безусловно, в тех воинских частях, при которых действуют военные городки, многие бытовые проблемы решаются гораздо проще. Конечно, содержание военных городков требует значительных финансовых затрат. Но, не решив проблемы бытового обустройства семей военнослужащих, невозможно разрешить противоречия между семейно–бытовой и служебной функцией военнослужащих. Обращаем особое внимание на актуальность данных проблем для органов пограничного контроля в связи с ростом числа семей, где оба супруга являются военнослужащими.

Как свидетельствуют приведенные выше данные социологического опроса, большое значение участницы опроса придают реализации права на охрану здоровья и медицинскую помощь, на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены. На наличие проблем в сфере охраны здоровья военнослужащих–женщин было обращено внимание при проведении Всеармейской научной конференции в 1999 г.1

Право каждого человека на охрану здоровья – общепризнанная норма международного права, закрепленная как во Всеобщей декларации прав человека (ст. 25), так и в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (ст. 12). «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь», – гласит ч. 1 ст. 41 Конституции Российской Федерации. Посредством прохождения военной службы реализуется право военнослужащих на труд1. В соответствии со ст. 37 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены. Данное положение соответствует нормам и принципам международно–правовых актов, например, ст. 7 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и др. Охрана здоровья военнослужащих обеспечивается созданием благоприятных условий военной службы, быта и системой мер по ограничению опасных факторов военной службы, проводимой командирами во взаимодействии с органами государственной власти2.

Мы разделяем точку зрения Л.Е. Ивановой, которая указывает на ряд проблем, связанных с медицинским обеспечением военнослужащих–женщин. В первую очередь это отсутствие военно–акушерской службы, недостаточное количество или вообще отсутствие врачей–гинекологов в военно–медицинских учреждениях. Все это приводит к тому, что право на получение бесплатной медицинской помощи в военно–медицинских учреждениях существует, а возможности реализации данного права для военнослужащих–женщин существенно ограничены3. Применительно к возможности реализации данного права военнослужащими–женщинами, проходящими службу в органах пограничного контроля, следует отметить, что эта проблема существует как в крупных городах (Москва, Санкт–Петербург), так и в небольших населенных пунктах, где в местах дислокации подразделений предусмотрены только пункты медицинской помощи. В обоих случаях реализация данного права затруднена из–за значительного удаления военно–медицинских учреждений от мест жительства (службы) военнослужащих. В первую очередь это негативно сказывается на беременных военнослужащих–женщинах, военнослужащих–женщинах, имеющих детей, особенно в послеродовой период. Военнослужащие–женщины вынуждены обращаться в учреждения здравоохранения и оплачивать лечение за свой счет, возмещение в данном случае средств, потраченных на лечение, нормативными правовыми актами не предусмотрено1. Полагаем, что решение данного вопроса возможно в рамках пересмотра порядка реализации права на охрану здоровья и медицинскую помощь для военнослужащих в целом. Как вариант решения данной проблемы предлагаем рассмотреть возможность оформления для военнослужащих полисов обязательного медицинского страхования (в настоящий момент законодательством не предусмотрено2), которые наряду с услугами военно–медицинских учреждений позволяли бы пользоваться услугами учреждений государственной и муниципальной систем здравоохранения.

Считаем, что создание оптимальных условий военной службы для военнослужащих–женщин также является в настоящее время актуальной проблемой. Ведь изначально вся система обеспечения военной службы складывалась в расчете именно на военнослужащих мужского пола. В связи с этим не вызывает сомнения необходимость гигиенического нормирования условий и характера труда военнослужащих–женщин. В настоящий момент действуют Гигиенические нормы к условиям труда женщин1. Однако проведенное специалистами Военно–медицинской Академии (г. Санкт–Петербург) комплексное исследование условий и характера труда военнослужащих–женщин в современных Вооруженных Силах позволяет говорить об отсутствии в местах прохождения военной службы женщинами надлежащих социально–бытовых условий2. В ст. 161 УВС ВС РФ определено, что для военнослужащих–женщин оборудуются отдельные общежития (спальные помещения), комнаты для подготовки к занятиям, совещаний и досуга, душ и туалеты, а также комнаты бытового обслуживания и комнаты для умывания. В соответствии с требованием ст. 164 УВС ВС РФ военнослужащие–женщины размещаются в спальных помещениях с расположением кроватей в один ярус. Безусловно, закрепление в Уставе особых требований к размещению военнослужащих–женщин имеет значение для создания благоприятных бытовых условий для данной категории военнослужащих. Однако этого не достаточно. Ведь чаще всего военнослужащие–женщины проживают вне расположения воинских частей, и поэтому особую важность приобретает проблема создания необходимых бытовых условий на рабочем месте. Причем в данном случае мы имеем в виду соблюдение хотя бы элементарных санитарно–гигиенических норм. В первую очередь это касается оборудования достаточного количества туалетных комнат и комнат (кабин) личной гигиены, необходимых для женщин в силу физиологических особенностей женского организма. В большинстве воинских частей комнаты личной гигиены отсутствуют не только в непосредственной близости от рабочих мест, но и в медицинских пунктах, более того, в некоторых воинских частях нет отдельных туалетных комнат для военнослужащих женского пола. В связи с этим сложно говорить, в частности, о профилактике заболеваний мочеполовой системы у военнослужащих–женщин и об охране здоровья военнослужащих–женщин в целом. Кроме того, в тех случаях, когда рабочие места находятся на удалении от мест проживания военнослужащих, что характерно для органов пограничного контроля, возникает необходимость оборудования ряда дополнительных помещений: комната бытового обслуживания, комната отдыха, при невозможности организации питания по месту службы – столовая комната и т.д. Хотим оговориться, что создание нормальных бытовых условий, конечно, необходимо и для военнослужащих мужского пола.

Несмотря на очевидность данной проблемы, она не нашла отражения в военном праве. В нормах военного права не предусмотрены даже минимальные требования к оборудованию рабочих мест военнослужащих–женщин, решение данного вопрос полностью зависит от усмотрения командования воинских частей и финансовых возможностей, что, по нашему мнению, недопустимо. Полагаем, что назрела необходимость разработки документа, который бы установил требования к оборудованию помещений, где исполняют служебные обязанности военнослужащие–женщины. Более того, речь может идти даже о создании паспорта рабочего места военнослужащей–женщины, где нашли бы отражения такие показатели, как режим работы, условия труда, оснащение необходимыми техническими средствами и т.д. Такие документы должны быть разработаны совместно с военно–медицинским управлением ФСБ России, заместитель начальника которого является главным санитарным врачом ФСБ России1. До разработки таких документов полагаем необходимым издать приказ ФСБ России о применении в федеральной службе безопасности существующих в настоящее время гигиенических требований к условиям труда женщин (см. Приложение 9).

Как отмечалось в первой главе нашего исследования, одной из проблем, которая связана с прохождением женщинами военной службы, является проблема сексуального насилия в отношении военнослужащих–женщин. Сексуальные посягательства являются одним из источников опасности в условиях военной службы1. Традиционно объектом насилия становится женщина однако пострадавшим может оказаться и мужчина. Мы не согласны с мнением С.Л. Рыкова, который считает, что для решения данной проблемы нужно в первую очередь внести изменения в нормативные правовые акты2. Данный вопрос уже урегулирован нормами права: Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрены преступления против половой свободы и половой неприкосновенности личности – глава 18 УК РФ, а также преступления против свободы, чести и достоинства личности – глава 17 УК РФ. Однако подобные правонарушения зачастую остаются скрытыми, т.к. жертвы насилия по различным причинам не хотят предавать их огласке. Полагаем, что требуется не изменять действующее законодательство, а повышать уровень культуры военнослужащих и поддерживать здоровый морально–психологический климат в подразделениях. Это задача военных воспитателей, психологов, а не юристов. То есть, в данном случае следует обратить особое внимание на профилактику подобных правонарушений. При этом мы поддерживаем С.Л. Рыкова, указывающего на необходимость предавать гласности факты сексуальных посягательств и обсуждать эти проблемы в средствах массовой информации3.

Помимо несовершенства нормативных правовых актов, причиной нарушений прав военнослужащих–женщин зачастую является слабое знание данной категорией военнослужащих законодательства, регламентирующего их права и обязанности. Как свидетельствуют данные социологического опроса, одной из проблем, с которыми женщины сталкиваются при прохождении военной службы, является их низкая осведомленность о своих правах, а также, что немаловажно, и обязанностях: 44,2% опрошенных указали на свою слабую осведомленность о социальных правах военнослужащих. Наиболее низкий уровень знаний по данному вопросу имеют женщины, заключившие первый контракт. Сомнения у опрошенных вызывает сама возможность отстоять свои права. Только 4,6% опрошенных обращались в различные инстанции вплоть до судебной, отстаивая свои интересы1.

Следовательно, чтобы предотвратить возможные нарушения прав, нужно разъяснять военнослужащим их права и обязанности, а также способы и порядок защиты своих прав. Мы полностью согласны с Ю.И. Мигачевым, который в механизме правовых гарантий реализации статуса военнослужащих на первое место ставит информирование военнослужащих об их правах, об органах государственного и военного управления, о правоохранительных органах, правомочных осуществлять защиту их прав и свобод2. При решении данной проблемы также следует учитывать, что соблюдение прав и свобод военнослужащих во многом зависит от командиров (начальников), т.к. они несут личную ответственность за все стороны жизни и деятельность вверенных им подразделений3. Поэтому необходимо обратить внимание на уровень правовой подготовки командиров (начальников). В программе по общественно–государственной подготовке надо предусмотреть тему по особенностям правового регулирования положения военнослужащих–женщин. В настоящее время издан «Юридический справочник военнослужащих–женщин»1, где собраны нормативные правовые акты, касающиеся правового положения военнослужащих–женщин, даны комментарии к ним и приведены примерные формы рапортов. Полагаем, что подобные данному справочнику пособия должны быть в каждой воинской части, подразделении пограничного контроля, причем они должны своевременно обновляться.

Одной из гарантий реализации правового статуса военнослужащих–женщин также является осуществление юридического контроля за соответствием действующему законодательству правовых актов, издаваемых органами военного управления2. Применительно к теме нашего исследования речь идет о контроле за соответствием данных правовых актов законодательству об охране семьи, материнства и детства.

На наш взгляд, особое значение в сфере обеспечения прав военнослужащих–женщин имеет деятельность общероссийской общественной организации «Союз женщин границы»3. Приказом Федеральной пограничной службы Российской Федерации (далее – ФПС России) № 265 от 1996 г.4 установлены правовые основы взаимодействия с данной организацией. В соответствии с данным приказом должностные лица ФПС России должны были ввести в обязательную практику организацию встреч членов семей и женского актива с руководящим составом ФПС России, округов и групп войск, на которых внимательно рассматривать нужды и запросы семей военнослужащих, принимать меры к их удовлетворению. Данное общественное объединение состоит из жен военнослужащих, а также военнослужащих–женщин, таким образом, его члены имеют ясное представление о наиболее острых проблемах, с которыми приходится сталкиваться военнослужащим–женщинам и семьям военнослужащих, и могут предложить пути их решения.

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о несовершенстве правового регулирования статуса военнослужащих–женщин, что приводит к возникновению проблем при его реализации. Налицо противоречие между служебной и семейно–бытовой функциями военнослужащих–женщин, вызванное простым распространением норм трудового права на военно–служебные отношения без учета специфики последних. В частности, предусмотренный военным правом Российской Федерации порядок предоставления отпусков по уходу за ребенком может отрицательно сказываться на выполнении служебных задач. Особенно остро данная проблема стоит для органов пограничного контроля, учитывая, что военнослужащие–женщины составляют большую часть личного состава данных органов. В связи с этим предлагаем распространить с некоторыми изменениями институт приостановления военной службы на случаи нахождения военнослужащих в отпуске по уходу за ребенком. Помимо изменения порядка предоставления отпусков по уходу за ребенком необходим комплекс мер, направленных на устранение вышеуказанного противоречия: развитие сети бытовой инфраструктуры, оказание материальной поддержки военнослужащим, имеющим малолетних детей и т.д.

Нами также выявлены трудности реализации права военнослужащих–женщин на охрану здоровья и безопасные условия службы. Полагаем необходимым разработать нормативные правовые акты, закрепляющие требования к условиям несения службы военнослужащих–женщин, а также пересмотреть порядок пользования услугами учреждений здравоохранения.

Подводя итог, хотим отметить, что из всего многообразия правовых гарантий реализации статуса военнослужащих–женщин особое внимание следует уделить развитию таких гарантий реализации их прав, как повышение эффективности правовых норм, осуществление профилактики правонарушений, совершаемых в отношении данной категории военнослужащих, усиление контроля за соблюдением законодательства об охране семьи, материнства и детства, а также повышению уровня правовой культуры военнослужащих–женщин, прежде всего – знания своих прав и способов их защиты, а также обязанностей.

^

Выводы по второй главе

Нами были рассмотрены элементы правового статуса военнослужащих–женщин, что позволило выявить особенности в правовом регулировании их прав, обязанностей и ответственности. Основными особенностями правового регулирования прав данной категории военнослужащих является наличие у военнослужащих–женщин особых (дополнительных) прав, гарантий при увольнении с военной службы, а также ограничений при назначении на воинские должности. Предоставление военнослужащим–женщинам дополнительных прав влечет за собой ограничение круга обязанностей, к которым можно привлечь данную категорию военнослужащих. Это ограничение по привлечению к работам с вредными и опасными условиями труда, работам, связанным с перемещением тяжестей, по направлению в служебные командировки и привлечению к ночным и сверхурочным работам, к несению караульной и гарнизонной служб. Ограничения же в объемах обязанностей в свою очередь приводят к уменьшению объема военно–служебных прав, призванных обеспечить исполнение этих обязанностей, а также ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей. Это подтверждает выводы теоретической части нашего исследования о системном характере статуса военнослужащих–женщин и о том, что его специфика определяется учетом в военном праве требований законодательства об охране семьи, материнства и детства. Нами также выявлены недостатки в правовом регулировании статуса данной категории военнослужащих и предложены способы их устранения.

В ходе проведенного исследования нами не выявлено каких–либо существенных противоречий законодательству об охране семьи, материнства и детства. При этом установлено, что по сравнению с трудовым правом нормами военного права необоснованно сужен круг лиц, на которых распространяется действие законодательства об охране семьи, материнства и детства. Полагаем необходимым внести изменения в нормы военного права и указать в п. 9 ст. 10 Федерального закона «О статусе военнослужащих», что социальные гарантии и компенсации, предусмотренные нормативными правовыми актами об охране семьи, материнства и детства, распространяются на военнослужащих–женщин, а также иных лиц с семейными обязанностями. То есть речь идет об имплементации в военное законодательство понятия «лицо с семейными обязанностями».

В ходе исследования нами также был выявлен ряд трудностей, возникающих при реализации отдельных прав военнослужащих–женщин, вызванных несовершенством правового регулирования в данной сфере. Особенно острым является противоречие между служебной и семейно–бытовой функцией военнослужащих–женщин, связанное с распространением норм трудового права на военно–служебные отношения без учета специфики военной службы. В качестве способов разрешения этого противоречия мы видим, во–первых, изменение действующего порядка предоставления отпусков по уходу за ребенком, во–вторых, разработку системы мер, направленных на стимулирование возвращения военнослужащих к исполнению служебных обязанностей после использования таких отпусков, в третьих, развитие семейно–бытовой инфраструктуры воинских частей. Выявлены также затруднения, связанные с реализацией права на охрану здоровья и безопасные условия службы, и предложены пути их решения.

Из всего многообразия правовых гарантий реализации статуса военнослужащих–женщин наибольшее значение имеют такие гарантии, как повышение эффективности правовых норм, осуществление профилактики правонарушений, совершаемых в отношении данной категории военнослужащих, усиление контроля за соблюдением законодательства об охране семьи, материнства и детства, а также повышение уровня правовой культуры военнослужащих-женщин.


Источник: http://dogend.ru/docs/index-406219.html?page=7


Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Новые поправки в ФЗ О статусе военнослужащих - Как получить жилье Вязание шапочек для девочек крючком и спицами



Статус нашла бы себе военного Суровые Челябинские Военные Сообщество «Истории на Дорогах» на
Статус нашла бы себе военного В случае введения военного положения на Донбассе Россия сможет
Статус нашла бы себе военного 3. Гарантии реализации правового статуса военнослужащихженщин
Статус нашла бы себе военного _Нет того урода, который не нашел бы себе пары, и нет той чепухи
Статус нашла бы себе военного Все силовики Росгвардии получат статус военнослужащих
Статус нашла бы себе военного
Статус нашла бы себе военного Kabachok : порно эротические рассказы : кабачок
Xxxii. знаки препинания при цитатах Дерматолог Задать вопрос врачу Закуски к пиву коллекция пользователя Vlad. Lembak в Яндекс Заявление в школу об отсутствии ребенка: образец Интерьер кухни своими руками Интерьер кухни Как сшить сарафан для девочки Классы сетей. Маски подсетей Дневник сетевого специалиста